Category: история

х'эрела

Мачари, мачар, маджара

Маленькое дополнение по мотивам поста shimerliотносительно напитка мачар в посте markgrigorian, или "и ты прав, и ты тоже прав"... :)

Мачари, молодое бродящее вино — на самом деле грузинское слово. Образовано оно от глагола ачра "киснуть, бродить" при помощи очень специфичной грузинской конструкции — префикса м– суффикса –ар–, вместе обычно обозначающих того, кто выполняет действие. Попросту говоря, грузинское мачари — это "то, что киснет".

В качестве примера сравните грузинское мтавари "князь", образованное от тави "голова" при помощи того же м–...–ар–. Т.е. мтавари — это просто "тот, кто главный" (глава, короче говоря).

Само собой, армяне и грузины живут бок о бок уже которую тысячу лет, слова, безусловно, проникают из одного языка в другой и грузинское мачари давно и прочно вошло в армянский в виде мачар.

P.S. Если интересно, то ещё один пример: мхедари "всадник" — то самое слово, от которого образовано название мхедриони, не к ночи будь они помянуты. Так вот мхедари образованное от хедна "выезжать, объезжать лошадь", т.е. мхедари — это "тот, кто ездит на лошади".


странным

Как это сказать по-русски: Цхинвал и Сухум vs. Цхинвали и Сухуми

Поскольку на «Эхе» мелькнула информация о том, что Ин-т русского языка РАН настаивает на употреблении Цхинвали и Сухуми, попробую вставить свои пять копеек*.

Для начала немного грамматики

Давайте совершим лёгкий экскурс в грамматику грузинского (я нарочно даю латинскую транлитерацию и не обозначаю специфически грузинские звуки, чтобы не усложнять изложение)...

Одним из наиболее примечательных для стороннего уха свойств грузинского языка является наличие маркера именительного падежа -i. В то время, как в русском (да и в остальных славянских, если я не ошибаюсь), английском, немецком и многих других европейских языках именительный падеж как минимум имён существительных мужского рода обычно различается по отсутствию у слова какого-либо окончания, в грузинском именительный падеж имеет своё особое окончание -i. Т.е., если мы хотим просто сказать "тест", то по-русски мы говорим тест-, по-английски — test-, но по-грузински — test-i.

Это не настолько непривычно и странно, как может показаться на первый взгляд, ведь даже в русском языке (хотя мы обычно этого не замечаем) существительные женского рода обычно имеют окончание -а в именительном падеже единственного числа: доск-а, баб-а, кочерг-а. Так вот, сказать test- для грузина — всё равно что для русского сказать доск- — доск- чего?! — доск-а, доск-и, доск-ой? Да и в европейских языках такое явление встречается: в латыни, с которой каждый из нас так или иначе сталкивался, многие существительные в именительном падеже имеют те самые известные до анекдотов -us или -s (слышали шутку про сонус храпенус набокус?), а литовцы до сих пор передают именительный падеж посредством... да-да, тех самых -as/-is и тот же "тест" по-литовски будет test-as.

Вот потому-то Гомер по-русски будет Гомер, по-английски — Homer, на латыни — Homer-us, по-литовски - Homer-as, а по-грузински — homeros-i. Кстати сказать, собственно по-гречески Гомер будет... Homer-os. Ну, вы догадались почему в греческом -os, да?

Итак, о Цхинвали и Сухуми

Теперь перейдём к сути происходящего с Сухуми и Цхинвали.

И Сухуми, и Цхинвали — грузинские названия городов с окончанием именительного падежа -i. Но ни Сухум, ни Цхинвал не являются абхазским и осетинским названиями городов: абхазы называют Сухуми Акуа, а осетины Цхинвали — Чреба. Формы же Сухум и Цхинвал, используемые абхазами и осетинами, являются нарочно урезанными грузинскими формами, т.е. попыткой "дегрузинизировать" названия. Собственно, утверждать, что Цхинвал — это по-осетински, это примерно как заявить, что vladimir-i — это исконно грузинское название Владимира.

Что же касается собственно нормы русского языка, то тут можно было бы ожидать одного из двух: либо отбрасывания окончаний именительного падежа грузинского языка -i и усечения до чистой основы (ср. Гомер и Тацит), либо же, наоборот, заимствования названий как они есть, с грузинскими окончаниями (ср. латинские слова корпус и опус, или литовские Каунас и Витаутас).

До октября 1917 г. всё было несколько смешанно: давно известные русским города назывались по первой схеме — Кутаис, Батум, Сухум, Цхинвал, а новые по второй — Ахалкалаки, Мухрани, Ахалгори, Каспи. После установления советской власти в русском языке прижились унифицированные нормы, в точности повторяющие оригинальные грузинские названия — Кутаиси, Батуми, Сухуми (как Салтус или Даугавпилс в Латвии).

Собственно, вот и вся история. А восстанавливать ли в русском языке дореволюционные нормы в полном объёме, сохранять ли уже прижившиеся, или отдавать некоторые названия на откуп политикам — это, конечно же, должны не грузины, не абхазы и не осетины решать.

____________________________________
* навеяно постом камрада shimerli